«Во имя доблести я погиб...»

Ада

Premium
Сообщения
2.465
Реакции
7.039
Баллы
359
1553713898550.png

«Во имя доблести я погиб...»

На территории Хакасии и Тывы, на камнях, скалах, у подножья гор и в устьях рек обнаружены и собраны многочисленные памятники древних тюрков. Это эпитафии в память о погибших воинах, которые были оставлены членами их семей. Написанные тюркскими рунами, они уникальны в своём роде, так как являются образцами древнетюркской поэзии и показывают как древние тюрки оплакивали своих погибших. По своему сюжету они отличаются от надписей в честь Бильге-кагана, Кюль-тегина и Тоньюкука. Сюжет каждой эпитафии заключается в выражении скорби от имени самого покойного (что придаёт им особую красоту и трагичность), перечислении убитых врагов при жизни, сожалении о разлуке с близкими, иногда – в наставлении живым следовать законам и трудиться ради народа. Более подробно с ними вы можете познакомиться в книге И.В. Кормушина «Тюркские енисейские эпитафии. Тексты и исследования». Там же приведены транскрипция текстов и их оригинал на рунике. Мы же приведём несколько самых красивых, на наш взгляд, эпитафий. Читая их, невольно холодок пробегает по телу.
***
Мои супруги, мои сыновья – я перестал видеть и слышать вас.
О, моя страна...
Моя доблесть мужа-воина, мой дом – о несчастье!
Моя воинская доблесть – о несчастье!
Мое имя мужа-воина – Кышаклык.
***
В мои пятьдесят три года я отделился.
Мой старший брат Богра! – я умер, о горе!
Моими супругами в женских покоях, моими сыновьями,
Моим беком, моими сородичами, – я не насладился.
***
Я – Кутлуг Чигши. Я пал в жестокой войне.
О, моё государство...
О, мой простой народ – как горько, как жаль мне!
***
Жаль – о, моё государство, мои супруги, мои сыновья, мой народ!
Мое имя – Эль Тоган-тутук.
Для моего государства, осенённого Тенгри,
Я был послом для моего народа шести уделов, был его беком.
***
В пять лет я остался без отца, в девятнадцать лет я стал сиротой, но я мужался, и в тридцать лет я стал огя. Сорок лет я поддерживал государство, возглавлял народ, воевал против внешних врагов, водил войска.
На семьдесят первом году в синем небе я перестал видеть солнце, – как жаль мне!
***
Наша прародительница, госпожа Умай, Ты не сотворила нас, сородичей – отважных мужей с шестью конечностями...
Десять лунных месяцев носила меня мать, принесла моему государству, для доблести я возмужал.
К скорби моего государства, невзирая на многочисленность врагов, я вступил в схватку и разлучился, – о горе...
Ради моей воинской доблести, ради славы моих родных и двоюродных братьев водружён этот вечный памятник мне.
Нас было четверо, нас разлучил Эрлик (повелитель подземного мира), о горе!
***
Во главе тридцати мужей-дружинников я вступил в схватку и разлучился с тобой...
О, мой дорогой, старший брат, – я разлучился с тобой... Когда мне был год, я разлучился с моим дедушкой. Будучи без деда, о, мой благородный старший брат!
Я был у него штандартоносцем, был доверенным советником.
Когда мне было шесть лет, я лишился отца, но не сознавал этого, а теперь, к прискорбию, я покинул своего дядюшку, горько. О, мой дорогой дядя...
Во имя доблести я погиб...
***
Мои могучие руки, моё доблестное сердце, – как жаль, как грустно!
Я – тот, кто всегда сражался в жестоких войнах, на проворных ланей я – меткий стрелок. Польза, которую я принёс моему государству, подобному Тенгри – я убил девять мужей-воинов врага.
И вот я разлучился с этим миром!
***
Мой народ, будь твёрд, не отступайся от законов государства! О горе, жаль – моё государство, мой хан!
Водя войска ради моего государства, не было такого, чтобы я лично не поражал воинов врага. В одной только битве при Чибилиге, в которой я лично вступил в схватку, я пленил восемь воинов противника.
Ради побед моего государства...
Печально мне... я умер. О горе, жаль мне...
Мой скот на четырёх ногах, моё имущество на восьми ногах (юрты) – не было у меня печали по поводу них.
О мои родственники, родичи – я разлучён с вами, о горе! О мой народ – я разлучен, о горе мне!
***
Трёх своих сыновей я не сумел вырастить.
Я двадцать семь лет ради моей страны отправился воевать против народа Девяти татар.
Ради знатных мужей страны я захватил трёх мужей на предмет выкупа [...]
О моя страна, мой хан, подобный Тенгри, – о, горько...
***
Доблестные мужи печалятся: Вы много добыли, но не насладились, о бек из благородных беков!
Печаль из печалей, – Вы отделились от нас, о горе, – сорок мужей-воинов Вы оставили без отца!
При взятии земель уйгурского хана, Вы, Тириг-бек, были словно клыкастый вепрь, – о жаль мне!
***
Некогда на голубом небе возник [благородный] муж. От того хана пошло мужское потомство.
Из моей страны я пять раз уходил и возвращался во имя моей доблести мужа-воина.
Я – Бег Тархан Оге Тириг. Жаль, – о, моя страна, мой хан! Я не насладился вами!
***
Свой украшенный золотом колчан повязал я на пояс. Моим хранимым Тенгри государством я не насладился – как жаль мне, как грустно!
Я – Очин Кюлюг Тириг...
Я разлучился с этим миром на шестьдесят третьем году. С моей землёй у реки Уюк я разлучился.
То, что я добыл для моего хранимого Тенгри государства, – мои сыновья, сколько у меня сыновей-ремесленников, шесть тысяч моих коней.
Тюлберы моего хана, простой народ, славные мои сородичи, – о, жаль мне! Мои дядья и двоюродные братья, многочисленные воины, молодые воины-огланы, мои зятья, мои невестки – всеми вами я не насладился.
***
Как жаль мне, – о, сто моих сородичей, о, мой народ Шести [областей], как жаль мне, – я разлучился с вами!
Моё имя мужа-воина: я – Калыктык Ынал-оге. Мне шестьдесят два года.
Моя доблесть мужа-воина в том, что сорок два пленника захватил, из врагов тридцать мужей убил.
Благодаря могуществу моего народа Шести областей я водил караваны.
Поминальный камень – печально – водрузили!
***
Доблесть мужа-воина, [народ] Девяти Табдузов, доблестные молодые соплеменники!
Моё имя – Оз Йиген Алп Туран. У народа Шести родов я служил с шестнадцати лет. О, моё государство, мой хан, – я разлучился с вами!
Как жаль мне – я был беком...
 
Сверху Снизу